Пре­по­доб­ный Па­хо­мий Ве­ли­кий, почитаемый в этот день, учил вся­че­ски опа­сать­ся осуж­де­ния дру­гих и сам бо­ял­ся да­же в мыс­лях осу­дить ко­го-ли­бо.Пре­по­доб­ный Па­хо­мий Ве­ли­кий на­ря­ду с Ан­то­ни­ем Ве­ли­ким, Ма­ка­ри­ем Ве­ли­ким и Ев­фи­ми­ем Ве­ли­ким яв­ля­ет­ся стол­пом пу­стын­но­жи­тель­ства и ос­но­ва­те­лем мо­на­ше­ско­го об­ще­жи­тия в Егип­те.

Ро­дил­ся пре­по­доб­ный Па­хо­мий в III ве­ке в Фива­и­де (Верх­ний Еги­пет) от ро­ди­те­лей языч­ни­ков и по­лу­чил хо­ро­шее свет­ское об­ра­зо­ва­ние. С юно­сти он имел за­дат­ки доб­ро­го нра­ва, был це­ло­муд­рен и рас­су­ди­те­лен. Ко­гда Па­хо­мию ис­пол­ни­лось 20 лет, он был при­зван в вой­ска им­пе­ра­то­ра Кон­стан­ти­на (по-ви­ди­мо­му, в 315 го­ду). Но­во­бран­цев раз­ме­сти­ли в зда­нии го­род­ской тем­ни­цы под охра­ной стра­жи. Мест­ные хри­сти­ане при­шли с за­па­са­ми пи­щи, кор­ми­ли во­и­нов и усерд­но им слу­жи­ли. Ко­гда юно­ша узнал, что эти лю­ди так по­сту­па­ют ра­ди сво­е­го Бо­га, ис­пол­няя Его за­по­ведь о люб­ви к ближ­ним, это глу­бо­ко за­па­ло в его чи­стую ду­шу. Па­хо­мий дал обе­ща­ние сде­лать­ся хри­сти­а­ни­ном. Вер­нув­шись из вой­ска по­сле по­бе­ды, Па­хо­мий при­нял Свя­тое Кре­ще­ние, по­се­лил­ся в уеди­нен­ном се­ле­нии Ше­не­сит и сра­зу же стал ве­сти стро­гую по­движ­ни­че­скую жизнь. По­чув­ство­вав необ­хо­ди­мость в ду­хов­ном ру­ко­во­ди­те­ле, он об­ра­тил­ся к фива­ид­ско­му пу­стын­ни­ку Па­ла­мо­ну, был при­нят стар­цем с лю­бо­вью и стал рев­ност­но про­хо­дить мо­на­ше­ские по­дви­ги по при­ме­ру сво­е­го на­став­ни­ка.

Од­на­жды, по­сле 10 лет пу­стын­ной жиз­ни, пре­по­доб­ный Па­хо­мий, идя по пу­стыне, оста­но­вил­ся у раз­ва­лин се­ле­ния Та­вен­ни­си и услы­шал го­лос, при­ка­зав­ший ему по­стро­ить на этом ме­сте оби­тель. Па­хо­мий рас­ска­зал об этом стар­цу Па­ла­мо­ну, и оба, при­няв услы­шан­ные сло­ва за ука­за­ние Бо­жие, от­пра­ви­лись в Та­вен­ни­си и на­ча­ли стро­ить неболь­шое ино­че­ское жи­ли­ще. Свя­той ста­рец Па­ла­мон бла­го­сло­вил на­ча­ло ос­но­ва­ния оби­те­ли и пред­ска­зал бу­ду­щую ее сла­ву. Вско­ре пре­по­доб­ный Па­ла­мон ото­шел ко Гос­по­ду. То­гда свя­то­му Па­хо­мию явил­ся Ан­гел Бо­жий в об­ра­зе схим­ни­ка и вру­чил ему устав мо­на­ше­ской жиз­ни. Вско­ре к пре­по­доб­но­му при­шел его стар­ший брат Иоанн и по­се­лил­ся вме­сте с ним.

Пре­по­доб­ный Па­хо­мий тер­пел мно­го ис­ку­ше­ний и на­па­де­ний от вра­га ро­да че­ло­ве­че­ско­го, но все ис­ку­ше­ния пре­по­доб­ный Па­хо­мий доб­лест­но от­ра­жал мо­лит­вой к Бо­гу и тер­пе­ни­ем.
По­сте­пен­но к пре­по­доб­но­му Па­хо­мию ста­ли со­би­рать­ся уче­ни­ки. Всех их по­ра­жа­ло тру­до­лю­бие на­став­ни­ка, ко­то­рый успе­вал ис­пол­нять все мо­на­стыр­ские ра­бо­ты: воз­де­лы­вал сад, бе­се­до­вал с при­хо­дя­щи­ми, про­сив­ши­ми на­став­ле­ния, и слу­жил боль­ным. Пре­по­доб­ный Па­хо­мий ввел устав об­ще­го жи­тия, уста­но­вив еди­но­об­ра­зие для всех в пи­ще и одеж­де. Ино­ки оби­те­ли долж­ны бы­ли тру­дить­ся в на­зна­чен­ных им по­слу­ша­ни­ях на об­щую поль­зу оби­те­ли. В чис­ле по­слу­ша­ний бы­ло пе­ре­пи­сы­ва­ние книг. Ино­ки не долж­ны бы­ли иметь соб­ствен­ных де­нег или при­ни­мать что-ни­будь от сво­их род­ствен­ни­ков. Пре­по­доб­ный счи­тал, что по­слу­ша­ние, ис­пол­ня­е­мое с усер­ди­ем, вы­ше по­ста и мо­лит­вы, и тре­бо­вал от ино­ков точ­но­го со­блю­де­ния уста­ва, стро­го на­ка­зы­вая на­ру­ши­те­лей.
Од­на­жды к пре­по­доб­но­му Па­хо­мию при­шла его сест­ра Ма­рия, ко­то­рая дав­но же­ла­ла уви­деть бра­та. Но стро­гий по­движ­ник от­ка­зал ей в сви­да­нии и через при­врат­ни­ка пе­ре­дал ей бла­го­сло­ве­ние всту­пить на путь мо­на­ше­ской жиз­ни, обе­щая в этом свою по­мощь. Ма­рия за­пла­ка­ла, но по­сту­пи­ла со­глас­но ука­за­нию бра­та. Та­вен­нис­ские ино­ки по­стро­и­ли для нее жи­ли­ще на про­ти­во­по­лож­ном бе­ре­гу Ни­ла. К Ма­рии ста­ли со­би­рать­ся ино­ки­ни, и вско­ре со­зда­лась жен­ская оби­тель со стро­гим уста­вом, ко­то­рый был пе­ре­дан пре­по­доб­ным Па­хо­ми­ем.
Чис­ло ино­ков мо­на­сты­ря быст­ро воз­рас­та­ло, что вы­зва­ло необ­хо­ди­мость по­строй­ки еще 7-ми мо­на­сты­рей по­бли­зо­сти. Ко­ли­че­ство ино­ков до­хо­ди­ло до 7000, и все они на­хо­ди­лись под ру­ко­вод­ством пре­по­доб­но­го Па­хо­мия, ко­то­рый по­се­щал все мо­на­сты­ри и управ­лял ими. В то же вре­мя пре­по­доб­ный Па­хо­мий оста­вал­ся глу­бо­ко сми­рен­ным ино­ком, ко­то­рый все­гда го­тов был по­ви­но­вать­ся и при­ни­мать за­ме­ча­ния от каж­до­го бра­та.
Су­ро­вый и стро­гий к се­бе, пре­по­доб­ный Па­хо­мий имел ве­ли­кое ми­ло­сер­дие и снис­хож­де­ние к недо­ста­точ­но зре­лым ду­хов­но ино­кам. Один из ино­ков стре­мил­ся к по­дви­гу му­че­ни­че­ства, но пре­по­доб­ный от­вра­щал его от этих стрем­ле­ний и на­став­лял без­молв­но ис­пол­нять мо­на­ше­ское по­слу­ша­ние, укро­щая в се­бе гор­дость и при­уча­ясь к сми­ре­нию. Од­на­ко инок не по­слу­шал на­став­ни­ка и ушел из оби­те­ли, по­сле че­го под­верг­ся на­па­де­нию раз­бой­ни­ков, ко­то­рые под стра­хом смер­ти при­ну­ди­ли его при­не­сти жерт­ву язы­че­ским бо­гам. В пол­ном от­ча­я­нии инок вер­нул­ся в оби­тель. Пре­по­доб­ный ве­лел ему уси­лен­но мо­лить­ся днем и но­чью, со­блю­дать стро­гий пост и жить в пол­ном мол­ча­нии. Инок по­сле­до­вал на­став­ле­нию пре­по­доб­но­го, и это спас­ло его ду­шу от от­ча­я­ния.
Пре­по­доб­ный учил вся­че­ски опа­сать­ся осуж­де­ния дру­гих и сам бо­ял­ся да­же в мыс­лях осу­дить ко­го-ли­бо.
С осо­бой лю­бо­вью от­но­сил­ся пре­по­доб­ный Па­хо­мий к боль­ным ино­кам. Он по­се­щал их, обод­рял уны­ва­ю­щих, убеж­дал бла­го­да­рить Бо­га и воз­ла­гать на­деж­ду на Его свя­тую во­лю. Боль­ным он ослаб­лял пост, ес­ли это бы­ло необ­хо­ди­мо для их вы­здо­ров­ле­ния. Од­на­жды в от­сут­ствие пре­по­доб­но­го по­вар не го­то­вил мо­на­хам ва­ре­ной пи­щи, ссы­ла­ясь на то, что бра­тия лю­бят по­стить­ся. Вме­сто сво­е­го по­слу­ша­ния он сплел 500 ро­гож, но пре­по­доб­ный не одоб­рил его по­ступ­ка; и в на­ка­за­ние за непо­слу­ша­ние ве­лел сжечь все из­го­тов­лен­ные по­ва­ром ро­го­жи.
Пре­по­доб­ный Па­хо­мий все­гда по­учал ино­ков иметь на­деж­ду толь­ко на по­мощь и ми­лость Бо­жию. В оби­те­ли как-то слу­чил­ся недо­ста­ток пше­ни­цы. Це­лую ночь свя­той про­вел в мо­лит­ве, а утром при­вез­ли от на­чаль­ни­ка го­ро­да боль­шое ко­ли­че­ство хле­ба для мо­на­сты­ря, не взяв ни­че­го в упла­ту. Гос­подь спо­до­бил пре­по­доб­но­го Па­хо­мия да­ра чу­до­тво­ре­ния и ис­це­ле­ния бо­лез­ней.
Ему бы­ли от­кры­ты Гос­по­дом по­сле­ду­ю­щие судь­бы мо­на­ше­ства. Свя­той знал, что по­след­ние мо­на­хи не бу­дут иметь та­кой рев­но­сти к по­дви­гам, как пер­вые, бу­дут хо­дить как во тьме, не имея опыт­ных ру­ко­во­ди­те­лей. Про­стер­шись на зем­ле, пре­по­доб­ный Па­хо­мий горь­ко пла­кал, взы­вая к Гос­по­ду и про­ся ми­ло­сти к ним. В от­вет он услы­шал Го­лос: «Па­хо­мий, помни о ми­ло­сер­дии Бо­жи­ем. О по­след­них мо­на­хах знай, что и они по­лу­чат на­гра­ду, ибо им при­дет­ся стра­дать от тяж­кой для ино­ка жиз­ни».
Под ко­нец сво­ей жиз­ни пре­по­доб­ный Па­хо­мий тяж­ко за­бо­лел от быв­шей в тех ме­стах мо­ро­вой бо­лез­ни. За ним с сы­нов­ней лю­бо­вью уха­жи­вал его бли­жай­ший и лю­би­мый уче­ник пре­по­доб­ный Фе­о­дор (па­мять 17 мая). Скон­чал­ся пре­по­доб­ный Па­хо­мий око­ло 348 го­да в воз­расте 53-х лет и был по­гре­бен у го­ры воз­ле оби­те­ли.

Источник